Вороновский Николай Евгеньевич
Вороновский Николай Евгеньевич




 

Заслуженный работник КГАСУ

 

Вороновский Николай Евгеньевич

 

 Кандидат технических наук,

профессор кафедры ТСМИК

 

 

 

 

 

Родился 6 мая 1936 года в г. Сызрань Куйбышевской области.


Окончил в 1960 году строительно-технологический факультет Казанского инженерно-строительного института, по специальности «Производство бетонных и железобетонных изделий и конструкций для сборного строительства».

 

1960-1962гг. – мастер арматурного цеха, начальник ОТК завода ЖБИ-4 треста «Промстройматериалы».

1962-1965гг. – учеба в аспирантуре КИСИ, при кафедре химии.

1965-1985гг. – ассистент кафедры химии, старший преподаватель, доцент кафедры пластических масс.

1968 год – присуждена ученая степень кандидата технических наук.

1971 год – утвержден в ученом звании доцента по кафедре «Пластические массы».

1985-2010гг. – доцент, профессор кафедры ТСМИК.

 

Вороновский Н.Е. - ветеран труда, подготовил и выпустил трех аспирантов.

В 2010 году по решению Ученого совета КГАСУ присвоено почетное звание «Заслуженный работник КГАСУ».


Воспоминания Вороновского Н.Е. о студенческих годах.

 

После защиты дипломных проектов. 1-й ряд (слева направо): доцент Зигмунд Ф.Ф.,

доцент Буреев Б.В., доцент Ф.М. Хакимов,  старший преподаватель А.С. Чадаев,

студенты Боглаевский, Вороновский Н.Е. 2-й ряд: студенты Габидов, Браматкина,

Туктамышов, Минуллин. 15 июня 1960 года. ЖБИ № 2.


….Из воспоминаний о студенческих годах, как ни  странно, всплывают не конкретные лекции или предметы, не экзамены, которых и в те годы было предостаточно, а наше первое приобщение к исследовательской работе. Я с моим другом - студентом Владимиром Демьяновым под руководством доцента Ярослава Михайловича Лопаткина (он  преподавал "Физическую химию") пытались создать глазури для кирпича! При этом мы не столько работали над подбором состава глазури, сколько ремонтировали приборы, т. к. практически были первыми, кто занимались научно-экспериментальными работами. В то время это было новое движение на факультете, а может, и в институте, и инициатором этого был наш Учитель (именно с большой буквы) - Владимир Александрович Воскресенский. Самое интересное, приобретали опыт экспериментаторов, иногда допуская кучу ошибок. Так, у нас все время после обжига керамические образцы получались грязно-темно-серого цвета, а должны иметь терракотовый, в соответствии  с теорией! И поломав голову и порывшись в книгах, мы поняли, что "собака зарыта" в той самой печке, которую мы восстановили собственными руками - она была муфельной, не вентилировалась и, соответственно, при обжиге не хватало кислорода! И как "великие алхимики", мы эту проблему решили "гениально просто": продули муфель кислородом, благо баллон с ним стоял рядом. Присоединили резиновый шланг к редуктору, а на другой конец (хватило ума) присоединили фарфоровую трубку и спокойно вставили её в муфель с образцами на этажерочке. Разогнали печку до нужной температуры, выключили всё это хозяйство и ушли, так как ждать самопроизвольного охлаждения было долго. Каково же было наше восхищение на следующий день - образцы получились нежно-розового цвета, как лепестки распустившегося лотоса, но "этажерки" в печке не было!!! Среди образцов был и маленький стаканчик, вылепленный вручную, для души. Воодушевлённые полученным результатом, мы изготовили следующие образцы, сделали новою "этажерочку" и включили печь. Но она почему-то не грелась! Всё разобрали и с удивлением обнаружили, что внутри муфеля нет ещё и нагревательной спирали, которую мы сами наматывали! И только теперь мы сообразили, что и спираль и медная "этажерочка" просто-напросто сгорели в среде кислорода. А через 8 лет, когда я, отработав 2 года на производстве, прошел аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию, Ярослав Михайлович подарил мне тот самый нежно-розовый стаканчик.

 

 

Одно из увлечений Николая Евгеньевича - стихи, которые он пишет сам.

 

* * *

 

Если  женщина  захочет-

Она  многого  добьётся:

Если  хочет,  то  заплачет,

Если  хочет  - рассмеётся!

 

Если  хочет, то  заманит

В  омут  страшный  и  глубокий,

Иль  умчит  на  крыльях  счастья

На  Олимп  самый  высокий!

 

Если  хочет  - раствориться,

И  назад  уж  не  вернется!

А  взбредет -  то  болью  острой

Беспредельно  растечется!

 

А  захочет – встанет  в  бронзе

На  высоком  пьедестале!

А  захочет – жизнь  всю  пустит

Пылью,  дней  не  замечая!


А  быть  может  всё  -  неправда?

Это  с  виду  -  всё  ромашки!

И  у   них  на  сердце  бродят

И  сомненья  и  мурашки!


А  быть  может  она  тоже

Из  того  же  материала!

Родилась  она  чуть  позже,

А  умнее   раньше  стала!

 
© 2013 Музей КГАСУ