Васин Юрий Яковлевич
Васин Юрий Яковлевич

 

 

 

 

 

Васин Юрий Яковлевич


 Заслуженный строитель РСФСР,

кавалер ордена Трудового Красного

Знамени, выпускник 1954 года

 

 

 

 

 Родился 22 февраля 1929 года в селе Большие Алгаши Шумерлинского района Чувашской АССР.


Поступление в институт.


Окончив Мариинско-Посадский (Чувашская АССР) техникум в 1949 году с дипломом отличия гидротехническое отделение, был направлен числе 5% отличников в Казанский строительный институт. Документы были поданы заранее, до окончания техникума, т.к. диплом я защитил 3 сентября.

9 сентября 1949г. я прибыл в институт, уже шли занятия. Институт в то время готовил специалистов с архитектурным уклоном. Несмотря на то, что я окончил с отличием, мне было предложено сдать вступительные экзамены по черчению и рисованию.

По черчению я должен был начертить кронциркуль. Все выполнил хорошо, но закругление нечетко выполнил по кривой. Оценка – «3». По рисованию сдал хорошо.

Оценка «3» не давала права получения стипендии. А без стипендии я не мог существовать, учиться.

Что ж делать? Не долго думая, я решил забрать документы, т.е. диплом и ехать работать.

Когда же начал забирать документы, подав на это заявление, мне канцелярия документы не дала, а предложено было идти к ректору института. Я вынужден был пойти. Ректором был Хакимов Ф.М.

Войдя в кабинет, я увидел человека средних лет, среднего роста, с широким лбом, с кудрявыми седеющими и лысеющими волосами и нежной доброй улыбкой. По натуре спокойный и выдержанный. После короткой беседы он предложил мне остаться учиться. Он гарантировал стипендию на первое полугодие первого курса, предупредив, однако, что со второго полугодия она будет по результатам сдачи экзаменов за первый семестр.

Но я уже сложился в мыслях бросить затею с институтом и идти работать. Просил вернуть мне документы. Он же настаивал на своем варианте. В конце концов, после часовой беседы и убеждений меня, я согласился с его вариантом.

Вот что значит в жизни – попался на пути добрый умный человек. Так я стал студентом института.

Не знаю, как бы сложилась жизнь после техникума без высшего образования. Потом на практике понял, выдвинув тысячи работников по службе, что с техническим образованием занимать высокие руководящие посты и инженерные должности, за редчайшим исключением, было не под силу знаний. Да и общего уровня развития, что дает институт. Хакимов сделал, что мог. По человечески. А мне дал жизненную перспективу. Я ему очень благодарен.

 

 Институт.

 

Структура и состав.

 

Институт начал работу в послевоенные годы – в 1946 году. Наш курс был четвертым послевоенным набором. Принято было более 100 человек, окончили – 82. На курсе было четыре группы: №13, 14, 15, 16. Я был определен в 13 группу.

Шел 1949 год. Возвращались домой воины Красной Армии. И поступали на учебу в институты. На нашем курсе учились восемь бывших воинов. В состав 13 группы входило два бывших воина, трое – окончивших техникумы с дипломом отличия, один – школу с золотой медалью.

Состав группы был ровный и сильный по знаниям.

Вскоре группа как бы расчленилась на отдельные ячейки, я их называю «кланами». Наша называлась «старики». В нее входили два фронтовика – Коля Сосов и Вася Брындин; два окончивших техникумы – я и Шура Егорова; и из школы – Люся Панкова. Позднее, примерно через год, к нам присоединилась Ляля Бекова.

На отдельные ячейки разбивались и другие группы.

У нас в 13 группе была еще одна сильная ячейка. В нее входили Женя Хорьков, Вадим Багрянский, Марат Хусаинов, Поляр Шафигуллин и еще Володя Горев.

Хотя группа разъединилась на ячейки, но в целом была весьма дружная, да и курс тоже. Курс выработал быстро свои традиции и умел держать свой авторитет на протяжении всех пяти лет. Как по учебе, так и общественной работе.

Достаточно указать два факта: первое – из 82 человек окончивших – 24 закончили с дипломом отличия (более четверти), а из 13 группы и того более – 9 человек из 27 (ровно треть); второе – крупные общественные посты института – секретаря комсомола, председателя профсоюза, председателя СНО, члена научного совета – держала наша группа.

 

Наши педагоги.

 

Нам очень повезло. В своей основе у нас были достойные педагоги. По прошествии почти полвека (а как поступили – и более) и сейчас ярко стоят в памяти Дульский П.М., Егерев В.В., Аминов М.Ш., Яблоков В.А., Козырев Я.Ф., Барышев Б.И., Бикчентаев А.Г., Донская Г.М., Трубников А.В., Постнов М.П., Бахарев В.А., Соловаров К.Н.

Список можно и продолжить.

Дульский П.М. – доцент архитектуры. Пожилого возраста, очень обаятельный человек. Яркая личность. Всегда был предельно внимателен к каждому студенту персонально. Буквально подкупал своим отношением к своему предмету. Являлся всеобщим любимцем.

Егерев В.В. – доцент архитектуры. Читал лекции по архитектуре. Высокообразованный, начитанный человек. Имел самую крупную личную библиотеку в Казани в то время, занимающую почти всю его огромную квартиру.

Человек высокой культуры, предельно выдержанный, Василий Васильевич был крупнейшим коллекционером и обладателем многих автографов писателей, художников, архитекторов и скульпторов России. Его уважали и деятели культуры и у нас, студентов, он пользовался высоким уважением.

Аминов М.Ш. – профессор. В основном преподавал в Казанском авиаинституте. Нам читал лекции по механике и, к счастью нашей группы, вел у нас практические занятия.

Он в полном смысле аккуратист. Зайдя на кафедру и завернув в бумажку мелок, начинал читать лекцию. Записывал все на доске с предельной аккуратностью: название темы, затем подтемы, затем всю тему лекции. Заголовки подчеркивались. Все записывалось ровным почерком и ровными строками.

Всегда чисто выбрит, костюм отглажен, чистая рубашка и опрятно завязан галстук.

За лекцию – ни одной помарки на костюме. Читал не спеша. Все можно было осмыслить и записать. Всегда серьезен и сдержан. Держал внутреннюю связь с аудиторией, которая отвечала полным внимание и тишиной. Практические занятия вел спокойно, держал себя просто.

Как-то на последнем занятии перед экзаменом он нам, студентам 13 группы говорит: «Вы на экзамен пропустите сначала слабых студентов. А то они пока ждут, когда войдут сдавать (как правило, конца дня), совсем плохо отвечают. Даже заикаются». А мы ему в ответ: «У нас слабых нет. Тут в основном отличники. И вообще в группе сильный состав студентов». Он нам: «Такого не может быть!». Мы ему: «Увидите. Будет не менее 8-9 оценок отлично». Он нам: «В моей практике не было больше трех пятерок на группу».

Сдавать шли, как и раньше; традиционно первыми – Бекова, Борисов, Васин, Егорова, Хамидуллин, Шурыгин. Естественно, вся группа сдала на «4» и «5». А отличных оценок было поставлено двенадцати студентам (это из 28 то).

После экзаменов профессор дал свою оценку такую: «Все действительно хорошо усвоили материал, хорошо отвечали, и мне ничего не оставалось, как оценивать высоким балом».

Была у него своя особенность – на вопросы по билету надо отвечать как само собой разумеющее. А далее он просил разъяснение какого-либо закона механики, а чаще – не одного. А то и всех. Этим он убеждался, что студент действительно твердо знает предмет. При положительных ответах – высокие оценки.

Все его поведение, в широком понимании, и просто человеческое, и лекции, и экзамены, и опрятность являлись настоящим образцом подражания.

Яблоков В.А. – профессор Казанского университета, читал нам лекции по высшей математике. Небольшого роста, худощавый профессор высококлассно преподавал этот сухой предмет – высшую математику, изображая все на доске в формулах.

В отличие от Аминова, у него вся площадь доски была заполнена формулами. Вначале он писал все более-менее аккуратно, но, доходя до низа доски, начинал писать в оставшихся незаполненных площадях, округляя их. Часто частично стирая тряпкой написанное – и здесь писал. Это происходило в разных местах доски.

Если не смотреть внимательно изложение лекции – ее не запишешь. Поэтому на лекции была исключительно рабочая атмосфера.

Яблоков В.А. пользовался глубочайшим уважением студентов. Он являлся зав.кафедрой высшей математики университета, являясь зав.кафедрой и у нас. А в нашей 13 группе вел и практические занятия. Любил студенчество.

Козырев Я.Ф. – доцент. Вел сопромат. Сложный предмет. Не зря в студенческой среде говорят: сдал сопромат – можно жениться. Преподавал так искусно, что предмет усваивался легко. Вел и практические занятия.

Сопромат требовал больших расчетов и чертежей. Ко всему прочему – это требовало много времени. Ленивым он не под силу, слабо мыслящим – тем более. Но благодаря умелому чтению лекций и практических занятий Козыревым Яковом Федоровичем, мы хорошо усваивали материал и умудрялись досрочно сдавать курсовые проекты. Экзамены сдавали на две недели раньше. Начало экзаменационной сессии (во всяком случае, большинство из нас). На досрочную сдачу брали особое разрешение в деканате. Освободившееся время от подготовки сдачи сопромата шло на более успешную подготовку какого-то другого предмета.

Козырев Я.Ф. был прекрасным педагогом.

Барышев Б.И. – ст.преподаватель начертательной геометрии. Темный брюнет с бородкой подобно курчатовской. Читал лекции четким, громким голосом. Изумительная дикция. Графика также была четкой. Линии ровные, изображенные разноцветными мелками давали более четкое понятие предмета.

Вести такой предмет надо иметь великое терпение и выдержку. И студентам тоже. Борис Иванович имел все это. А когда пропадало внимание у нас, он прерывал сознательно лекцию, и давал передышки. Короткие, но и это время мог рассказать юмористический эпизод, выпустить острую, но деликатную шутку.

Он был у нас деканом факультета, внимательно относился к нуждам студентов, их любил и имел среди нас огромный авторитет.

О большинстве наших педагогов остались яркие воспоминания. Я бы мог еще о многих написать, оценить по достоинству их нелегкий педагогический труд, который дал нам в последующем возможность квалифицированно работать.

Всем им наш низкий поклон, естественно мой тоже. С большой благодарностью.

Были, конечно, и не высокой квалификации педагоги. И как специалисты, и как педагоги. И не той дикции, как Б.И.Барышев и не той внятной логики и четкости изложения устно и письменно на доске как М.Ш.Аминов.

Было их абсолютное меньшинство. Но были. О них как-то на их же лекциях написал в стихотворном изложении мой товарищ Коля Сосов. Начало стиха не помещаю:

 

Поговорим-ка о делах,

А то ведь дело право швах,

Давно принятые нам пора,

Набравшись силы воли,

Бульдозеры и скрепера,

Ну, так сказать, ну что ли,

Ну, изучать, ну что ли там,

Как грунт, к примеру, резать.

Иль скажем так: ведь нужно нам

О всех машинах ведать.

Давай Домбровского читать,

Там много встретишь, так сказать,

Машин, ну как-то: как там их? –

Бульдозер, скрепер и ряд других.

 

Иль возьмем стройпроизводство,

Что нам читает Лукашук –

Тут можно в полное банкротство

Придти к экзаменам, мой друг.

Ведь кто, скажи, из нас не знает,

Как он нам лекции читает:

То кашлянет, то улыбнется,

Объехав в фразе пару слов,

То объяснять пустяк возьмется,

Приняв нас видно за ослов.

Послушать лекции, к примеру,

Так в чем там дело не поймешь:

Воды в них – море, слов – не в меру,

А толку, сути не поймешь:

Вот и сидим на них, зеваем,

И до сих пор в науке сей

Мы, к сожалению, не знаем

Элементарнейших вещей.

 

Показано, как «загрязнен» язык лектора по «строительным машинам» Гродзовского. Каков низкий уровень преподавания лектора по предмету «строительное производство» Лукашука. А результат такого низкого преподавания, Сосов пишет дальше, таков:

 

Коль хочешь ты проект сощелкать –

Сперва узнай с чего начать,

Затем, чтобы добиться толку,

На консультациях торчать.

А если время нет на это –

Забросишь свой проект ты к лету,

И результат довольно прост:

Проект твой обратиться в «хвост».

 

Друзья и одноклассники.

 

Уже на 1 курсе учеба, сама жизнь, обозначили личность студентов, их характеры и взгляды. А быт дополнил величину этих качеств.

Общежития в институте не было, и нам снимали частные дома под жилье.

В доме по ул.Калинина с Юсуфом Сиразутдиновым мы прожили первый и второй курсы. А остальные курсы по ул.Садовой, д.1 с ним и присоединился к нам Борисов Володя (Петрович). Жили мы очень дружно, помогая друг другу.

Юсуф Сиразутдинов – закончил татарскую школу в одной из деревень Татарии. Он нуждался в помощи по освоению русского языка. По его же оценке мы ему очень помогли в этом. Он был (и остается) прекрасным нашим товарищем и другом. Вдумчивый, серьезный, с хорошим математическим мышлением, способный студент. Симпатичный внешне – еще больше внутренне. Он располагал к себе своей честностью и обаянием. Старателен и трудолюбив. Ему присуще чувство юмора.

Окончил институт с дипломом отличия. После окончания некоторое время работал мастером на Алтае. В основном – преподавателем в КАИ. Вел механику. Доцент.

Борисов Володя – до института закончил Свердловский строительный техникум с дипломом отличия. Работал на производстве, там же вступил в члены КПСС.

Исключительно одаренный человек, обладал высокими организаторскими способностями. Трудолюбив. Не чурался никаких хозяйственных дел. Среднего роста, с выразительными чертами лица, копной волос сталинской прически. Увлекался спортом, неплохо играл на баяне, пел. Компанейский человек, любил коллективизм.

Он возглавлял нашу комнатную «троицу». Питались дома сообща, сбрасываясь средствами на продукты. Готовили поочередно, ели из одной тарелки все трое. Уж воистину, в прямом понимании – однокашники.

Вспоминается такой случай. Володя любил малосольную пищу, а я соленую. Он сварил суп, естественно, малосоленый. Я говорю: «Суп не соленый, надо досолить». Он: «Соленый». Так повторили 2-3 раза. Что проще – разлили бы суп по тарелкам каждому и ешь себе, кто какой хочет. Но нет! Мы ж едим только вместе. Тогда он бросает в суп ложку соли. Суп становится такой соленый, что даже я не могу есть, в горле першит. Но он молча ест, также и Юсуф. Пока не кончилась еда. Такая солидарность, одним словом – однокашники.

Его роль была велика в подготовке к экзаменам. Технология подготовки такая: сначала самостоятельно повторяем пройденный материал. Днем. Вечером ближе ко сну идет экзамен друг друга: один задает вопрос, другие двое отвечают; могут спорить по существу темы. Вопросы задаются поочередно, один из трех. Так каждый день до последнего. Последний вечер перед экзаменом – свободный. Отдых, шутки, смех. Полное отвлечение от наук, расслабление.

Мы все трое были отличниками все годы. Получали повышенную стипендию. Все трое получили дипломы с отличием. Наши стабильные успехи были благодаря Володи Борисова и его метода подготовки к экзаменам.

Наша дружба прошла через всю жизнь. А он, окончив институт, остался работать в нем. Несколько позже женился на студентке этого института – Тамаре.

Занимал должность проректора института по учебной работе. Доцент. Организатор юбилейных встреч нашего курса.

Жаль, что его уже нет в живых.

Я уже писал, наша группа состояла из малых групп – «кланов». И указал, кто в нее входил. За 5 лет мы почти сроднились. Хочется дать хоть краткие характеристики этим студентам.

Коля Сосов – фронтовик, прошел всю войну в летных войсках в аэросъемочной группе. Высокий, широкоплечий, молодой мужчина с красивым лицом, волнистыми темно-русыми волосами, был во всем опрятен, предельно корректен и хорошо воспитан. Сохранил детскую теплоту души и застенчивость. Ему было в пределах 30 лет, прошел годы войны и сохранил такие прекрасные высокие человеческие качества.

Хорошо образован. Ему легко давались все предметы. В кругу друзей был общителен, весел и шутлив.

Он легко сочинял стихи. В скучное время на лекциях писал эпиграммы друг на друга в едкой форме.

Закончил институт с дипломом отличия. По распределению мы вместе поехали работать на Южный Урал. Работать начали прорабами. Но вскоре он вернулся в Казань. Работал на производстве. Жизнь его оборвалась очень рано.

Вася Брындин – так же фронтовик. На фронте вступил в члены КПСС. Высокого роста, худощав, почти лысый. Больше молчалив, но когда в расположении духа – говорун и шутник. Больше серьезен и выдержан. Быстр в действиях, немного небрежен; открытый и душевный человек, располагал к себе своей прямотой и непосредственностью. Закончил с дипломом отличия. Был направлен в Ульяновск. Работал директором строительного техникума. Рано умер.

Шура Егорова – окончив строительный техникум с дипломом отличия в Казани, поступила в институт. В Великую Отечественную войну работала на военном заводе. После техникума труднее учиться в институте на первых двух курсах, чем окончившим школы, мала теоретическая подготовка. Мы с ней сошлись в этом, помогали друг другу в преодолении трудностей и победили их.

Высокая, худощавая девушка с густыми ржаными волосами, заплетенными в две косы, голубыми большими глазами и светлой открытой человеческой душой, была прекрасным товарищем. И до сих пор. Староста группы.

У ее семьи был небольшой домик, и там мы часто собирались своим содружеством.

На последнем курсе вышла замуж за выпускника третьего послевоенного набора Акулинина Бориса. Работала в Омске, Сумах в проектном институте.

Люся Панкова – симпатичная девушка с большими красивыми карими глазами, была, как правило, серьезная. Вышла замуж за нашего однокурсника Кривохижина Юрия. Работала в Казани, в т.ч. Татарском обкоме КПСС.

Бекова Ляля – пришла в нашу группу «стариков» на 2 курсе. Худенькая, стройненькая девушка среднего роста, серьезная с черными выразительными умными глазами, и еще чернее – густыми, чуть вьющимися спереди волосами, заплетенными в две косы. Прямой нос и красивые губы. Она смотрелась совсем ребенком.

Человек большого воспитания, большой внутренней культуры и интеллекта она серьезно относилась ко всему окружающему ее, и в частности к учебе и общественным поручениям. Была членом комитета комсомола, комсоргом нашей группы. Пользовалась уважением в студенческой среде. Училась очень хорошо.

С ней то мы и поженились, связав свои узы на долгие годы.

 

Практика.

 

Кроме теоретических занятий мы проходили практики. Разные.

После второго курса у нас были военные лагеря. Мы были настоящими солдатами. Пострижены, в военной форме. Жили в палаточном городке. Сборы – 2 месяца под городом Куйбышевым. Проходили военную подготовку и саперное дело. Строили мосты, возводили понтоны и др. сооружения. После чего присвоили офицерские звания.

После третьего курса часть нашей группы были на практике в Сталинграде. На рабочих местах на ДОКе и работали бетонщиками на строительстве. Смотрели, как строили дома немецкие военнопленные. Клали кирпичную кладку. Очень медленно и очень качественно.

После четвертого курса были на практике в Уфе (Черниповске). У нефтехимического завода строили ТЭЦ. Я работал в должности мастера на штатной единице. Получал оклад. Строил химводоочистку ТЭЦ.

После первого семестра пятого курса вновь работал в Уфе.

Т.е. нам дали возможность, и быть солдатами, и рабочими, и мастерами, т.е. руководителями низшего звена. Все пригодилось потом.

 

Общественная работа.

 

Окончание института.

 

В институте многие студенты с нашего курса занимались общественной работой. Руководители, члены разных бюро и др.

Я все пять лет нес общественную нагрузку. В начале первого курса меня избрали членом профкома института. А на профкоме – заместителем председателя этого комитета. Председателем был избран Сунгатуллин Я.Г. Я его заместитель. Так работали год. На следующий год, т.е. на втором курсе (начале его) меня избирают председателем профсоюзного комитета. И эту нагрузку я нес три года (всего в профсоюзе четыре года).


Профсоюзный комитет КИИСНП. 1954 год. Второй справа во 2-ом ряду - студент 1-го курса Васин Юра.


На пятом курсе переизбрался. Но через месяц – это был конец 1953г. – меня избирают председателем студенческого научно-технического общества (СНТО). Проработал до окончания института.

Кроме того я был членом научного Совета института. Один от всех студентов.

Совмещать учебу со столь высокими общественными постами – дело трудное. Много времени отнимала общественная работа.

Тем не менее я все годы учился на отлично. В марте 1953г. вступил в кандидаты члена КПСС (секретарем был Соловаров К.Н.). Из восьми поступивших был принят на бюро райкома я один. В апреле 1954г. был принят членом КПСС. В 1953 году в институте было на учете 51 коммунист, студентов 13.

В нашей группе – три человека – Брындин В.И., Борисов В.П., Васин Ю.Я. Звание коммуниста я высоко пронес через все годы труда и горжусь этим шагом и сейчас.

Окончил институт с дипломом отличия. Защитил диплом 25 июня 1954г. Женился. Брак зарегистрирован 26 июня с Бековой Лялей – ныне Васиной Изабеллой Георгиевной. 2 июня она защищала диплом под моей фамилией.

 

Работа.

 

Из 82 окончивших 42 выпускника КИИСНП были направлены в Минсредмаш. Как ныне всем известно, это министерство занималось научными разработками атомного проекта, строительством базы для создания ракетного топлива, самих ракет и вооружений на базе атома. Объекты, где все это создавалось и строилось – совершенно секретные.

Так в Минсредмаше (с 1991 – Минатомпром РФ) мы проработали 40 лет, вплоть до выхода на пенсию. Работали на пяти площадках: Урала, Сибири, Забайкалья.

Я начал работать прорабом (август 1954 – март 1956), затем старшим прорабом (март 1956 – май 1956), потом гл.инженером участка (май 1956- ноябрь 1956). Затем в Ангарске работал на создании объектов химии начальником участка (ноябрь 1956 – май 1961). Начальник СМУ – 1961-1968 годы.

В июле 1968 назначен начальником треста «Зимахимстрой» г. Зима Иркутской обл. Начинал строительство нового химического комбината и закладка нового города. Ныне этот город называется Саянск. И комбинат работает.

С января 1971г. работал начальником строительства в Забайкальске. Над созданием урановой базы страны. Возглавлял строительство 23 года и несколько месяцев. Был построен комбинат по добыче и переработке урана, самый крупный в мире. Ныне, после распада СССР, в составе РФ комбинат остался единственный (по добыче урана).

За время работы на всех должностях награжден орденами «Ленина», «Октябрьской революции», тремя «Трудового Красного Знамени», пятью медалями. Присвоено звание «Заслуженный строитель РСФСР».

Первый орден «Трудового Красного Знамени» получил за создание завода ракетного топлива, будучи начальником участка.

Неоднократно избирался в городские и областные руководящие партийные и советские органы Иркутской и Читинской областей и городов Ангарск, Зима, Краснокаменск, Чита. Являлся делегатом 19 Всесоюзной конференции КПСС.

«Строительство» – как организация были только в Минсредмаше. Это организация, которая ведет строительные работы (тресты, СМУ в ее составе), а также в ее состав входят:

Промышленные предприятия – карьеры, заводы инертных материалов, керамзитовые заводы, ДОКи, заводы ж\бетонных изделий, кирпичные заводы, ремонтно-механический.

Обеспечивающие строительство подразделения.

УАТ – управление автомобильного транспорта;

УМ – управление механизации;

УПТК – управление производственно-технолог. комплектации;

УЭС – управление энергоснабжения.

Обслуживающе-коммунальные.

УРС – управление рабочего снабжения;

ЖКО – жилищно-коммунальный отдел.

Приданные и др. подразделения – управление войск, лагеря заключенных и др.

Монтажные специализированные подразделения (в опер. подчин.).

С\х подразделения.

 

Все указанное под одним руководством.

К примеру – под моим руководством было:

Строительных подразделений – 8 СМУ и 3 треста.

Управление войск – в составе 6 полков.

ИТК – лагерь заключенных 1800 чел.

Более 1500 машин.

Более 500 единиц строительной техники.

Всего до 20 тыс. человек работающих, в т.ч. 1840 инженерно-технических работников.

Заводы – ж\б изделий, керамзитового гравия, РМЗ, ДОК, бетоно-растворный завод, асфальтовый.

Карьеры – камня, песка, глины.

Колхоз – 28 тыс. га земли, 1500 голов крупного рогатого скота, 25000 овец и др.

 

Это такая строительная, сама себя всем обеспечивающая организация.

 

В 1994г. вышел на пенсию в возрасте 65 лет.

 

 
© 2013 Музей КГАСУ