Лазебникова (Лебедева) Римма Ивановна
Лазебникова (Лебедева) Римма Ивановна



Лазебникова (Лебедева)

Римма Ивановна

 

(22.05.1930 – 20.01.2014)

 

Выпускница 1955 года

 


Из воспоминаний Лазебниковой Р.И.:

 

«Лето 1948 года. Кончилось наше детство, тяжелое военное детство. Школа остается позади. Аттестат с одной четверкой. Выбор в сознательную жизнь богат: в Казани 11 высших учебных заведений. Риторический вопрос перед абитуриентами - «Кем быть?» Напутствие учителей школы - только физмат КГУ. Люблю математику больше всех предметов. Захожу в Университет, и меня обдает каким-то холодом. Нет! Следующий заход в КИСИ. Нет прекрасного здания, оно осталось для студентов КАИ, но какой замечательный прием в комиссии. Культурой повеяло от встречи. Больше не думаю, - подаю заявление. Дома уверены, что я поступаю в Университет. Брат окончил его в 1941 году у профессора Аминова М.Ш., учился прекрасно, но ушел добровольцем на фронт. Папа - строитель, имевший после революции книжку «Красный инженер». Сдаю все экзамены на отлично и открываю дома секрет. Теперь я будущий строитель. Но вот опять беда, перед самым началом учебного семестра выходит постановление с отказом в стипендии имеющим тройки. Отсев поступивших, а так жаль! Уходят бывшие фронтовики, которые, так мечтали учиться. Мы все были очень мало обеспеченными, плохо одетыми, но жаждущими знаний.

И вот первая лекция. Входит высокий худощавый, с красивой сединой, весь в сером профессор Пауткин Николай Михайлович и начинает, не теряя ни минуты: «Все течет, все изменяется, особенно эта обстановка, в которой мы живем. Итак, начнем...» Это помнят все, кому довелось быть учеником Пауткина Н.М. Какая красота на доске! Все четко, грамотно, красиво и необыкновенно педантично. Это для математиков явление редкое, и когда по болезни его заменял профессор Яблоков В.А., мы это отлично поняли. Лекции Пауткина, манера преподносить материал и обращение со студентами просто вызывали восторг. Любовь к математике не пропала, и дала корни ко всему обучению в институте. Если бываешь в музее на Кремлевской, обязательно зайдешь в зал, где стоит письменный стол нашего любимого Пауткина и вспомнишь этого Великого учителя, прекрасного человека.

И вот это начало дало нам стимул к обучению. Наш курс оказался очень дружным, и по сей день мы любим и уважаем друг друга, а при встречах никогда не забываем наших наставников. Хорошее воспоминание идет от Главы института, таким был многоуважаемый наш ректор Хакимов Ф.М. С него можно было брать пример во всем. Входя в здание института, он раскланивался со всеми, всегда идеально одет. Глядя на него, хотелось вытянуться в струнку и поздороваться. Он никогда не отказывал никому в приеме и решал любой вопрос быстро и четко. Будучи техническим секретарем в комсомольской организации, мы часто обращались к нему, и он встречал нас очень радушно.

Нам учиться было легче, чем первому и второму выпускам, так как перед нами уже были примеры и активные помощники. Среди первого потока был Мукусев Л. - это ходячая энциклопедия спецпредметов. Мне довелось с ним работать в институте в комитете комсомола, а потом и в техникуме, где он читал техническое нормирование. Грамотный, с большим практическим опытом, талантливый человек.

Мы брали пример со старшекурсников во всем. Они в большинстве своем были фронтовики, прошедшие тяжелую школу жизни. Девушек в те годы было мало, и к нам относились ребята с большим уважением. А уж как нам повезло с преподавателями - это просто фантастика! Нам привили чувство меры и такта, нас делали духовно богатыми, грамотными, уверенными в себе и вкладывали в нас знания, как в копилки. Ведь еще на первом курсе нам читали химию, физику. Казалось, много знали в школе. Нет! Послушав профессора Горизонтова Б.И., сразу понимали, что нам это практически необходимо в нашей работе. И экзамены он принимал у нас именно как у будущих строителей, останавливаясь на необходимом для нас. Самые приятные воспоминания остались и о Тамаре Борисовне Ицкович, которая очень внимательно работала с нами в лаборатории. Эта мягкая интеллигентная женщина дарила нам улыбку и добро человеческое. А вот к техническим предметам мы переходили постепенно.

Сначала нас взял в оборот Борис Иванович Барышев. На первый взгляд угрюмый, тяжелый человек, но вот начались лекции по начертательной геометрии и перед нами артист своего предмета. Видит, что мы устаем, и тут же на доске легкая карикатура по теме. Сложно сдавать эпюры, но он поможет, если тебе трудно.

С самого начала учебного года у нас было рисование. И как мы были поражены, когда нам сам преподаватель Петр Максимиллианович Дульский («знаменитый рисовальщик Петя Дульский») так он себя называл, принес кисти бельковые и колонковые, чтобы научить нас работать красиво и грамотно. Нам по жизни это очень помогла. За ним нам стали открываться горизонты настоящей отечественной архитектуры. Наш профессор Егерев Василий Васильевич - это архитектурная энциклопедия. Многие из нас побывали у него дома и видели его работы и работы художников. Какой это был интеллигентный, красивый человек! Его лекции были подарками для нас, и по сей день, мы с благодарностью его вспоминаем. Единственное к кому он относился отрицательно - это к спортсменам. Он жил в другое время и не понимал необходимости спортивного развития. На экзаменах спортсмены снимали свои значки, а если было жарко, то одевали один и пиджак несколько человек. Но мы никогда на него не имели обиды, он был беззлобный человек. Зато, если студент рассказывал ему о классической опере или балете, он забывал обо всем.

Но раз я коснулась спорта, то мимо пройти не могу никак. Руководителем физвоспитания у нас был наш любимый Власов А.П. Как мы всегда с удовольствием ходили в спортзал на стадион «Трудовые резервы». Ребята наши все увлекались спортом, а мы каждую игру футбола или волейбола ходили болеть за них. Сколько среди наших ребят было настоящих спортсменов: Абдюшев А.Я., Покровский Г.В., Кузнецов В., Муратов Г.Д. и другие. Да и девушки были любителями физкультуры: лыжи, гимнастика, бег; а Кулышева Соня играла за шахматной доской среди ребят.

С каждым курсом мы взрослели и занятия становились интереснее и сложнее. Начало всем конструкциям положил профессор Аминов М.Ш. Такой сухой предмет он преподнес как наиинтереснейшую дисциплину. Он был исключительно аккуратным, скромнейшим и вместе с тем высококультурным педагогом. Вот тогда я поняла, почему мой брат, кончая университет, так славно отзывался об Аминове М.Ш. За ним пошли сопромат и конструкции. При нас звание профессора получил Козырев Яков Михайлович. Он очень умело преподносил нам эти труднейшие материалы. И, наконец, наша любовь профессор Васильков Анатолий Николаевич. Это корифей строительных конструкций. Вот, оглядываясь назад, даже не верится, что у нас было столько прекрасных, интеллигентных, умнейших педагогов. Ведь были среди них еще и Бахарев В.А., Богданов З.С., Камышев Е.Ф., Сафин, Сазонов, Трубников Н.В., Донская Г.М. и т.д. А вот с преподавателем Грачевым А.П. я столкнулась в жизни, работая в техникуме. Он читал строительные конструкции, был многогранным специалистом и на склоне лет занялся космонавтикой. Таких интереснейших лекций в то время было немного. Он очень любил жизнь и старался дарить все, что знал людям.

Вот так и пришла пора дипломного проектирования и защиты. Защитилась отлично и уехала на родину в Омск. К тому времени уже институт стал называться КИИСНП (Казанский институт инженеров-строителей нефтяной промышленности), и работа мне досталась на Нефтеперерабатывающем заводе. Жилье мне обещанное не дали, а у меня уже было двое детей, и меня откомандировали назад в Казань в Гипроавиапром. Работала я в архитекторской группе Победимского А.Н. Это был замечательный архитектор и чудесный человек. Но жизнь вносит свои коррективы. Выходит государственное постановление о снятии излишеств в архитектуре. Как это было больно! Убиралось все, что радовало глаз. Здания становились серыми, скучными, безликими. А с этой неудачей меня постигла и другая, не стало и мамы и папы, и я стала инвалидом 2 группы. Наступила тяжелая полоса. Вопрос был, как же одолеть недуг и не сдаться. И вот удача. Решила пойти проситься на работу в СМУ-9 треста № 2. Начальник СМУ-9 был Пономарев Владимир Алексеевич, который не побоялся взять инвалида на работу. Это была хорошая строительная школа, от старшего инженера до заместителя начальника ПТО. Это промышленное строительство трех авиационных предприятий и жилплощадки. Работать в этом коллективе было очень приятно. Исключительно доверительная обстановка, деловая атмосфера, интересная работа. Одно то, что жилплощадь у нас распределялась на общем собрании, говорит само за себя. В те времена это было сказкой, а у нас - былью. Владимир Алексеевич был в коллективе настоящим вожаком. Он, кстати, выпускник нашего института 1937 года, очень грамотный инженер и добрый человек. Но возраст брал свое, и он ушел работать в Казанский индустриально-педагогический техникум (строительный).


В 1967 году он уговорил меня работать в техникуме. Я стала преподавать экономику строительства и заведовать дневным отделением. Работа очень интересная и увлекательная. Дети подросли, и было время все силы отдать воспитанию молодых строителей. Результаты моей работы были отмечены. Меня выдвинули на Конференцию-съезд Профтехобразования СССР в Москву в 1969 году, так как техникум из 59 по стране занял седьмое место. Эту поездку я никогда не забуду: Колонный зал дома Союзов, гостиница Россия, экскурсии по Москве и выставки всех достижений Профтехобразования. В 1973 году меня наградили грамотой Комитета СССР по Профтехобразованию. Вручал эту грамоту в Москве т. Булгаков - председатель Госкомитета. Эта награда мне очень дорога, как итог моей общественной работы.

Но здоровье мое, к сожалению, не улучшилось, и я вынуждена была перейти на работу менее загруженную по времени. Это Оргтехстрой Главтатстроя - главный инженер треста. Работа спокойная, но очень ответственная. Мы занимались организацией строительных работ (ПОС). За нашей группой возведение таких зданий как третье здание КГУ (УниКС), Государственный академический театр им. Г. Камала, Художественный музей (Выставочный зал), Комбинат Здоровья, Обком КПСС (9 эт.), Корпуса Тасмы, завода Оргсинтез, школы, детские сады и редко жилые здания.

Когда я теперь хожу по городу на душе очень приятно, что след в жизни оставлен и можно спокойно отдыхать. Но вот что теперь тревожит душу - это то, что ещё можно передать молодым. Наш курс - все семидесятилетние «молодые люди», которые честно трудились, любили друг друга, и по сей день готовы подставить плечо тем, кому хуже. Мы поддерживаем друг друга морально и желаем следующим поколениям быть не хуже нас, а лучше.

И в заключение я хочу сказать, что я счастливый человек, жизнь прожита не зря».


alt

Швалев Л.Н., Рамазанов Х.Х., Лазебникова Р.И. 28 июня 2008 года

 
© 2013 Музей КГАСУ